10 мин
197

Совет заманында татар архитектурасы үсеш кичерүе.

Русча

Настало время посмотреть, что делается во время советской власти. Удалось проследить эту цепочку дальше. То есть, архитекторы, которые работали в советское время, во всех абсолютно жанрах продолжали ту же самую традицию. Даже в таком стиле, казалось бы, отвлеченном, конструктивизм, который изначально задуман как национальный, как пролетарский, все равно находили возможности татарскую идею выразить.

Были какие-то элементы, который присуще, скажем, татарской национальной традиции – это круглые окна, прежде всего. Они еще через карельскую, золотоордынскую архитектуру, в татарских мечетях повсюду это круглое окно. Это, так сказать, фишка. Шестигранные окна то же самое. Портальные какие-то элементы, которые в той или иной форме обязательно присутствуют где бы то ни было. Хоть символические, хоть нарисованные, но все равно они есть. И, скажем, то чего нет: айваны – теневые какие-то навесы, колоннады, которые, казалось бы, зачем нужны. У нас в Доме печати он есть. Тот самый элемент, который и в Бахчисарайском дворце мы видим. В общем, один из традиционных элементов татарского стиля. Это конструктивизм. Там их немного, но они есть все равно.

Но что такое конструктивизм? Это эпизод, он был только 10 лет и все. Дальше началось уже целенаправленное и концептуальное внедрение национальных элементов в архитектуру. Это – конец 20-х и вплоть до середины 60-х годов, и позже тоже. Это было социалистическое по форме и национальное по содержанию. Хочешь или не хочешь, татарин ты или русский, раз ты живешь в Татарстане, значит архитектуру надо украшать татарскими элементами. А как ты это понимаешь неважно. Кто-то пытался разобраться: серьезно изучал все памятники, какую-то традицию, в село ездил. А кто-то просто рисовал орнаменты. Но тем не менее, так или иначе, это все развивалось.

И когда начинаешь все это суммировать, то получается очень интересное явление под названием «татарская архитектура советского времени». Прежде чем его оценивать, необходимо определить, что такое «национальное» вообще. Вот мы сейчас с вами разговариваем на русском языке, о чем мы говорим? Мы говорим о национальных татарских проблемах, о национальных татарских идеях. Могли бы разговаривать на английском. Но английский в данном случае не является элементом нашего быта, а русский является. Русский язык и элементы русской культуры наравне с элементами западных культур, скажем, сотовые телефоны, они являются нормальным составляющим татарской культуры сегодня. То есть, если мы уберем все не татарское традиционное, то мы останемся голыми и безъязыкими. По крайней мере, 70% татар вообще не сможет разговаривать ни о чем, потому что они не знают языка. То есть, получается, что у нас татарская культура намного сложнее, чем нам кажется. То есть, татарин не тот, кто одет в тюбетейку, танцует татарские танцы и играет на курае. Это совершенно другой человек, который живет свое жизнью, интегрирован в современную среду. И часть этого народа стремится продолжать традиции, а част стремится уйти вперед и думать только о будущем. Кто-то боксер, а кто-то военный, а кто-то вообще идиот, а кто-то вор. То есть, из всего этого состоит наше общество.

В архитектуре то же самое. Она не может быть только с орнаментами или только с чем-то. Она вся национальная. Начиная от хрущевок заканчивая татарским театром. Просто в одном 0% доли национальной традиции, а в другом – 100% может. Если мы воспроизводим средневековые сооружения, один в один поставим макет, оно – 100% традиционное. И то – нет. Потому что там какие-то технологии перемешиваются, их большая доля.

А если у нас стоит современное здание, где ничего традиционного на вид нет, оно тоже татарское. Потому что оно построено для татар, татарами, в Татарстане. Но она говорит на международном языке, не на татарском. Татарский язык тоже обрусел сейчас. Вот в этом суть «национального». То есть, национальное, это необязательно традиционное. Национальное – это то, чем пользуется народ на сегодняшний день.

Грузинская кепка – аэродром – она же по происхождению французский картуз на самом деле. Просто в какой-то момент грузины ее освоили, как-то интерпретировали – стала грузинская кепка. Это же касается и стиля, и архитектуры. Классицизм изобрели во Франции, это же не русский стиль. Почему у русских может быть классицизм, а у татар не может быть? На каком основании? Барокко изобрели в Италии, это тоже не русский стиль. Почему тогда говорят русское барокко? Потому что они его как-то интерпретировали немножко по-своему, получилось русское барокко. На том же основании татарское барокко.  То есть, мечеть Марджани и Апаная – это татарское барокко, а не русское. Которое ближе к османскому барокко, чем к русскому.

И современная татарская культура должна оцениваться с этих позиций. И татарская архитектура тоже. Лично я выискивал элементы традиции, но если оценивать с целом, то надо смотреть: сегмент традиционный вот такой, а этот такой.

Но есть еще национальный романтизм. Это когда люди не столько традицию хотят воплотить, сколько хотят показать своеобразие культуры. Им человек интерпретирует, импровизирует и так далее и получается нечто. Нечто не традиционное, но и не русское и никакое другое. Вот у нас оно и есть. Скажем, наш кукольный театр. Она просто спела песню, ни на что не похожую, и нигде такого не было еще. Это чисто татарское современное сооружение, в романтическом стиле. Там есть и Восток, там есть и перепева какого-то западного и сказочного мотива.  И если относиться к этому вот так, то отпадают вопросы насколько это кич или не кич. Просто надо критерии поменять. Понимать, что мы идем своим путем, творим свою собственную культуру. Не копируем чью-то, не искажаем чью-то культуру, а свою делаем. Опираясь на прежний опыт и опыт окружающих.

Казань очень интересный город по своей архитектуре. Я бы сказал, это как раз памятник культуры. Потому что, уничтожив историческую архитектуру, мы не уничтожили историчность центра. Даже я, человек архитектуры, не могу понять это подлинное здание или в XIX веке построено или сейчас построено. То есть, научились делать такие имитации.

У нас же Казань сейчас, грубо говоря, туристический центр. И нам важно деньги качать с туристов. И очень хорошо научились это делать. То есть, мы центр не испортили, все время перестраивая его, все время уничтожая какие-то подлинные сооружения, на их месте ставят очень неплохую имитацию, которая фактически не испортила центр. Ни этажность, ни масштабность, ни стиль. А вот то, что сейчас делается, человек, который хорошо разбирается в стилях скажет: «исказили, разве такой бывает классицизм». Но дело в том, что в любую эпоху все равно появляется здание, которое перепевает какие-то старые мотивы, ретро, искажая его.

В начале ХХ века, например, появился неоклассицизм. Масса таких, зданий, которые как бы в духе классицизма, но они его испортили. Потому что ввели элементы модерна или еще чего-то. Но мы же к этому относимся снисходительно, потому что это же ХХ век все-таки, не XIX и не XVIII. Здесь то же самое. Давайте рассматривать это как казанский ретро стиль начала ХХ века. Не смотреть на него с позиции XIX века, что там испортили что-то. А просто вот такой стиль бытовал в начале XXI века, потому что он нравится казанцам. Я так на это смотрю. Надо любить то, что ты имеешь.

ТУЛЫСЫНЧА УКЫРГА
Нияз Халитов