3 мин
110

Татар мәдәниятында бию көйләренең урыны.

Русча

Еще Ковалевский говорил о том, что музыка держится на трех китах: песня, танец и марш. Что касается танцевальной музыки, вообще, мне кажется, что татарский слушатель он очень консервативен в принципе. Он всегда привык слушать то, что он уже слышал. Или что-то очень похожее на то, что он слышал. Это касается и песенной музыки, и особенно танцевальной музыки, потому что танцевальная музыка она завязана на традициях. Именно хореографии татарской, то есть это определенного рода движения, свои, скажем так, какие-то па, квадраты. И даже если мы затронем, допустим, балет, классический балет, для классических танцоров очень трудно было в свое время даже перестроиться на балет «Весна священная» Стравинского, который оказался совершенно не подходящим для танца, для балета.

Это классический балет, а фольклорный танец, который вообще насчитывает там много веков, то есть те движения, те формы, те танцы, которые уже возникли много лет назад, они, естественно, завязаны на музыке. И музыка еще сильнее зацементировано вот этими движениями. То есть мы не можем написать татарский танец в размере пять четвертей, в каких-то ломаных ритмах или ритмах несвойственных татарской музыке. Мы всегда должны придерживаться именно вот тех канонов, чтобы это был татарский танец. Если мы начнем что-то делать другое, то это будет современный танец с элементами татарского танца или с элементами татарской музыки.

Здесь именно ставится вопрос то, что мы хотим на выходе, что бы

это было. Не знаю, на самом деле у нас в Казани есть и коллективы, которые экспериментируют, которые создают что-то другое. Не только такие традиционные танцы, ведь у нас есть и балет «Пантера», с которым я неоднократно сталкивался. И в нашем оперном театре есть какие-то эксперименты. А что касается фольклора, естественно, это  какие-то заданные формы, заданные ритмы от которых трудно куда-либо деться. Хотя и от них надо, наверно, постепенно делать какие-то шаги влево, вправо, экспериментировать.

ТУЛЫСЫНЧА УКЫРГА
Эльмир Низамов